О Силе Пессимизма

Мой текст, опубликованный в издании Trenz здесь

Фото: Art Of Wore

Вас когда-нибудь съедала зависть? Всегда ли вам удается избежать чувства неполноценности при просмотре популярных аккаунтов Инстаграм? Вас посещали мысли: “Что-то в моей жизни пошло не так, если я все еще хожу в офис на нелюбимую работу, когда столько людей живет в свое удовольствие и зарабатывает на этом”? Что у вас вызывает больше зависти: фотографии роскошного отдыха какой-нибудь светской львицы на частном острове или фотографии отдыха на Мальдивах в аккаунте старой знакомой, которую вы всегда тайно считали клушей? Случалось ли с вами, что вы смотрели какой-нибудь TED Talk, сильно вдохновлялись идеей изменить свою жизнь, но через неделю скатывались в еще более депрессивное состояние, чем до этого?

Что вы чувствуете, когда вам говорят, что возможно все, стоит только руку протянуть? Когда вам говорят, что только лентяи остаются бедными и что “в современном мире” каждый может построить жизнь мечты? Смотри, сколько примеров успешных людей, сделавших себя из ничего! Все в твоих руках! В конце концов, что вы сами говорите, когда узнаете, что какой-нибудь известный актер, как Джонни Депп, страдает тревожными состояниями и депрессивным настроением?

Мы не хотим видеть свое несчастье, не показываем его, не выставляем и даже отворачиваемся от несчастья других (как-то неловко его видеть да и никогда не знаешь, что сказать). Жаловаться друзьям и родственникам постепенно стало дурным тоном, теперь принято жаловаться психологам. Но даже психологи – и те не любят нытиков и постоянно акцентируют внимание на “конструктивном подходе”, на том, что они не мусолят детские обидки на своих сеансах, а “решают проблемы”. Мы любим напоминать о личной ответственности за свое счастье, о том, что каждый сам кузнец своей судьбы, и о том, как важно фокусироваться на хорошем. Для грусти не осталось места.

С каких пор быть несчастным стало аморальным?

Вообще “счастье” — это очень странное понятие. Не столько само счастье, сколько чувство личной ответственности за него. С каких пор быть несчастным стало аморальным? Мы почему-то, когда несчастливы, поверх своего несчастья чувствуем еще и вину за это самое несчастье. Это беспрецедентное отношение в истории. За исключением последней пары столетий, понятие “счастье” в западной культуре было неотделимо от понятия “удача”.

Аристотель хоть и утверждал, что для счастья необходимо вести определенный образ жизни, но не отрицал важность таких факторов, как хорошие друзья, здоровье и ресурсы, – что далеко не всегда подконтрольно человеку.

Даже больше, по мнению Аристотеля, без этих внешних, неподконтрольных факторов не получится вести по-настоящему правильный образ жизни. То есть “быть счастливым” столетиями означало иметь везение, благословение, благосклонность богов. Это все то, за что можно быть признательным, если оно есть, но, если его нет, то бесполезно себя винить. Возможна досада, злость, чувство несправедливости, но никак не самобичевание. Счастье зависит от звезд или от чего-то еще эфемерного и далекого, но только не от личного настроя на успех. Отношение к счастью как к везению все еще существует в других культурах. Анализ определений счастья в толковых словарях разных языков показал, что 80% наций до сих пор включают “удачу” в определение счастья. 

Дело в том, что мы действительно живем в эпоху, когда возможности изменить или улучшить жизнь во много раз превосходят возможности наших бабушек и дедушек, не говоря уже о предыдущих поколениях. Но это не значит, что возможности современного человека безграничны. Это не означает, что любые негативные эмоции – результат личного выбора. Это не означает, что в любых неприятностях или даже провалах можно винить только себя. И это точно не означает, что ваша задача — это добиться жизни, целиком и полностью состоящей из хорошего, а плохое можно вычеркнуть благодаря только желанию и усилиям.

Современный британский писатель Ален де Боттон считает, что оптимизм — это верный путь к несчастью, тогда как пессимизм делает нас более устойчивыми и довольными.

В своей лекции о пессимизме он напоминает, что за нами всеми придет смерть, что наши близкие и наши достижения рано или поздно превратятся в пыль, от них ничего не останется, и что все это — вовсе не пессимистическое отношение, а базовые факты человеческой жизни. “Многие из нас в ответ на проблемы переполняются чувством болезненной жалости к себе, как будто бы что-то должно было выйти хорошо, но почему-то пошло наперекосяк. Я бы скорее перевернул это уравнение. Ничто не должно было выйти хорошо, и поэтому ничто не могло пойти наперекосяк. Состояние кризиса и есть норма в истории человечества” (тут и дальше перевод мой).

И дальше он заводит разговор о том, что самые большие провалы случаются именно тогда, когда есть ожидание успеха (как, например, импотенция случается в очень ответственный и важный момент). И поэтому заниженные ожидания – в особенности от жизни – более устойчивая площадка для дальнейшего успеха, чем действительно грандиозные планы, вызывающие такую тревогу, что за ними почти неминуемо следует неудача. Более того, цитируя Сенеку, де Боттон развивает мысль, что оптимизм – не только причина неудач, это еще и причина злости. Оптимизм — это когда ты ждешь, что все будет идеально, когда “идеально” и “хорошо” воспринимается за данность. И тогда ты злишься, если выходит неидеально. Ожидание идеального исхода дел – рецепт неудовлетворенности.  Почему люди в Западной Европе не злятся, когда идет дождь? Все просто: они изначально ожидают, что пойдет дождь. Если в Англии не идет дождь, это восхитительно! Это удача, это счастье! Здесь всегда дождь, и поэтому никому не придет в голову на него злиться.

Дальше Боттон говорит интересную вещь. Он говорит, что селф-хелп книги о том, как улучшить свою жизнь, — это самые депрессивные книги, которые он когда-либо читал. В особенности он ссылается на книгу Энтони Роббинса “Разбуди в себе исполина”. Роббинс утверждает, что каждый может заработать многомиллионное состояние, устроить личную жизнь и добиться идеального тела – опять-таки, если только захочет. И это очень привлекательная идея, это оптимистичная идея, она подталкивает к действию! Вот только в ней есть серьезные несостыковки и она провоцирует непроходящее чувство зависти.

“Интересная вещь о зависти — это то, что мы не завидуем всем подряд. […] Мы не завидуем королеве. Она так далека от нас, что мы не можем сравнивать себя с ней. Но кто в этой комнате не завидовал кому-то на встрече выпускников или читая в газете о старом знакомом из школы? […] Причина тому — это чувство возможности”. Когда мы можем сравнить себя с кем-то, мы тут же чувствуем “я мог бы сделать то же самое, но почему-то не сделал”. И поэтому мнение, что каждый может добиться всего, если только захочет, непременно вводит в депрессию и оставляет послевкусие неудачи и провала. Всегда найдется кто-то, кто сделал больше и достиг большего. С каждым новым достижением вы входите в новый круг общения, вы видите новые дали и горизонт не становится ближе.

Мир, в котором принято добиваться все нового и нового и при этом прятать свои неудачи — это рецепт психического и физического истощения и постоянной, всепоглощающей неудовлетворенности.

Дальше де Боттон переходит к проблеме низкой самооценки, иронично подмечая, что общество, в котором от каждого ожидают, что он достигнет всего, неизбежно столкнется с этой проблемой. Для обычного человека настолько же маловероятно стать следующим Биллом Гейтсом, как и маловероятно было фермеру 17-го века внезапно стать французским аристократом. Но, в отличие от фермеров 17-го века, у нас есть чувство, что каждый может стать следующим IT-миллиардером, достаточно только иметь гараж и какую-нибудь гениальную идею. Это ложь.

Статистически 98% новых бизнес-идей проваливаются. Вот только мы о них не слышим, мы слышим только о суперуспешных бизнес-идеях, которым удалось стать большим бизнесом.

Как только мы соглашаемся с тем, что каждый сам кузнец своего счастья, мы также соглашаемся, что и в несчастье стоит винить только себя. Но это несправедливо, потому что в счастье или несчастье играет роль слишком много факторов помимо личной ответственности. Мы вряд ли когда-либо построим общество, в котором люди действительно заслужили свой успех и действительно заслужили свою неудачу. Проблема только в том, что ожидание счастья приводит к повальному несчастью. Рейтинг суицидов в нашем обществе возможностей больше, чем он был в более несчастливые периоды истории. “Там, где считается, что человек полностью ответственен за свою судьбу, число суицидов возрастает. И причина тому в том, что провал считается основанием к обвинению. […] Интересно, что во время экономических кризисов число некоторых видов суицида уменьшается. Почему? Потому что вдруг появляется реальная причина для неуспеха […], публично доступная история о том, почему дело провалилось”, – продолжает де Боттон.

Я всегда удивлялась, как эффекивно мысли о смерти возвращают к жизни. Когда ты знаешь, что второго шанса не будет, нет смысла кривить лицо сейчас. Если у тебя есть только одна возможность поесть, разве ты станешь отказываться от пустого круассана только потому, что хочешь круассан с шоколадом? Мне очень знакомо чувство, что если я перестану следить за успехами других и понижу планку, я так и останусь прозябать на окраине жизни. Но это не так. Режим заниженных ожиданий дает силы и устойчивость для попыток даже при (всегда) высокой вероятности неудачи, в то время как завышенная планка часто дает ощущение, что лучше и не пытаться. Сравнение себя с другими может лишить мотивации и обездвижить, потому что какая разница сколького ты достиг, если всегда есть кто-то достигший большего? Смысл не в том, чтобы начать думать о плохом. Смысл в том, чтобы не скатываться в самообвинение каждый раз, когда хочется большего.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s